Воображаемая утопия

Во многом благодаря усилиям Элен Сиксу вопрос занял центральное место в политических и культурных дискуссиях во Франции в 1970-х годах. Между 1975 и 1977 годами она создала целую серию теоретических работ, каждая из которых была посвящена исследованию отношений между женщинами, женственностью, феминизмом и производством текстов: La Jeune Née, «Le Rire de la Méduse», переведена на английский как «Хохот Медузы», «Le Sexe ou la tête», переведена как «Кастрация или обезглавливание» и La Venue a récriture. Эти тексты тесно взаимосвязаны: например, в «Sorties» вошли главные фрагменты работы «Хохот Медузы», опубликованной отдельно. Многие центральные идеи и образы Сиксу постоянно повторяются, благодаря этому ее творчество выглядит неким сплошным, непрерывным текстом, что стимулирует нелинейные формы чтения. Ее письмо насыщено метафорами, оно поэтично и недвусмысленно анти теоретично, а центральные образы создают плотную сеть означающих, без всяких очевидных границ, за которые мог бы ухватиться аналитически настроенный критик. Нелегко прорубать свой путь сквозь текстуальные джунгли Сиксу, находить в них тропки или составлять их карту; более того, сами тексты не оставляют и тени сомнения в том, что это сопротивление анализу оказывается совершенно преднамеренным. Сиксу не верит ни в теорию, ни в анализ. Она также не одобряет феминистские аналитические дискурсы: ведь это она та женщина, которая сначала решительно заявила «я не феминистка», а потом сказала «я не обязана производить теорию». Обвиняя феминистских исследователей-гуманитариев в том, что они отворачиваются от настоящего, уделяя основное внимание прошлому, она отвергает их усилия как чистые «системы». Согласно Сиксу, такие феминистские критики неизбежно запутаются в сети иерархически организованных, подавляющих бинарных оппозиций, которые плодит патриархатная идеология. Надеюсь, феминистским аналитикам «теории литературы» Сиксу это может и не грозить. Однако такое описание позиции Сиксу не вполне справедливо. Приведенные цитаты, вырванные из контекста интеллектуальной и политической жизни современной Франции, дают слишком узкое представление о ее взглядах. Ее неприятие ярлыка «феминизм» основано в первую очередь на определении «феминизма» как буржуазного, эгалитарного требования дать женщинам власть в существующей патриархатной системе; согласно Сиксу, «феминистки» — это женщины, которые хотят власти, «места в системе, почтения, законного признания в обществе». Сиксу не отвергает того, что она предпочитает называть женским движением; напротив, она целиком на его стороне, и между 1976 и 1982 годами все ее работы выходили в издательстве des Femmes, что демонстрирует ее политическое участие в борьбе против патриархата. Однако многие французские феминистки, а также многие феминистки вне Франции считают, что такие схоластические пререкания по поводу слова «феминизм» в политическом смысле наносят вред женскому движению в целом. Во Франции эти разногласия привели к тому, что группа «политика и психоанализ» в Международный женский день вышла на улицы с плакатами «Долой феминизм!», что спровоцировало всплеск враждебности и сарказма внутри женского движения и вдобавок продемонстрировало широкой общественности его раскол. Главным следствием «анти-феми-нистской» инициативы группы «политика и психоанализ» стало, по-видимому, впечатление, что французский феминизм охвачен злобой и хаосом. Поэтому я не буду следовать позиции Сиксу в данном вопросе: согласно общепринятому английскому значению этого слова, она феминистка; об этом свидетельствует ее не вызывающая сомнений поддержка борьбы за освобождение женщин во Франции и серьезная критика патриархатных способов мышления. Вместе с тем здесь уместно и необходимо рассмотреть, феминистскую теорию и политику какого именно типа она представляет. Патриархатное бинарное мышление. Одна из наиболее популярных идей Сиксу вытекает из ее анализа того, что можно назвать «патриархатным бинарным мышлением». Под заголовком «Где она?» Сиксу выстраивает следующий список бинарных оппозиций: Активность-Пассивность Солнце-Луна Культура-Природа День-Ночь Отец-Мать Голова-Сердце Познаваемое-Ощущаемое Логос-Пафос