Интересно

Так мы возвращаемся к мысли о том, что мужчина и женщина навеки связаны в единое целое, каждая часть которого обладает своей степенью свободы. Стремление к сепаратизму, война не только разрушают это целое, но и каждую его часть по отдельности. Когда мужчина порабощает женщину, он сам становится несвободным. Когда женщина стремится властвовать над мужчиной, это приводит не только к уничтожению мужественности, но и сама женственность улетучивается как дым. Проигрывают все: и мужчины, и женщины. Все кончается взаимными подозрениями и претензиями, враждебностью, обидами и завистью. Но по замыслу Божьему, в который трудно поверить, зная сегодняшние взаимоотношения мужчины и женщины, тут должны царить мир, любовь, сострадание, забота, нежность, невыразимое блаженство и наслаждение. К слову «феминистка» большинство из нас относится с настороженностью. Мы знаем, что феминистки призывают женщин не краситься, не брить ноги и не стараться нравиться мужчинам, что не может не огорчать. Кроме того, феминистки все время против чего-то протестуют, в том числе и против вещей, к которым мы относимся положительно. Например, к стриптизу. Тем не менее не все в феминистском движении так печально. Наоборот, некоторые их требования в конечном счете вполне разумны и полезны даже с точки зрения мужчин. Мы составили список типов женщин по степени феминистичности их убеждений и выяснили, что много феминизма — это плохо, но если феминизма слишком мало — тоже нехорошо. Женщины тоже люди? Что такое феминизм и можно ли с ним заняться сексом

Женщины тоже люди? Что такое феминизм и можно ли с ним заняться сексом Сильная и самостоятельная женщина, многого добившаяся в жизни, имеющая хороший доход и часто начальница. Она полагается только на себя, не терпит контроля, особенно со стороны мужчины, поэтому часто берет на воспитание совершенно пушистое и послушное нечто, готовое носить за ней тапочки, а больше решительно ни к чему не пригодное. В этом идеальном для нее тандеме она чувствует себя бесконечно комфортно, и у нее обычно достает разумности, чтобы прилагающийся к ней муж имел свои тихие радости в виде карманных денег, спокойной жизни, ласкового обращения и нарядных попонок. Какой бы комичной парой они ни смот­релись со стороны, надо понимать, что здесь действует договор, максимально устраивающий обе стороны. Мужчины иного типа чувствуют себя в ее обществе куда менее счастливыми: она чисто машинально будет истреблять их самостоятельность и самоуважение. Если же ей попадется крепкий орешек, равный по характеру и возможностям, то вскоре загрустят оба. При всем этом селфмейд равнодушна к идейному феминизму, поскольку эта проблематика чудовищно далека от нее. Наоборот, она часто может играть в игры «Ты мужчина — ты решай» и «Пожалей меня, бедную и беспомощную». А слушая рассказы об угнетенных женщинах и женщинах — жертвах насилия, она в глубине души считает большинство пострадавших бесхарактерными дурами, которые не умеют разбираться со своими проблемами. Какой мужчина ей нужен Покорный, во всем согласный с ее мнением и умеющий демонстрировать глубокое восхищение ее красотой, умом и талантами.